• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в рифму (список заголовков)
18:23 

Господи, послушай, как я молчу,
Не прошу поблажек, совсем не хнычу,
Даже если кажется: чересчур
Испытаний мне - не ищу отмычек,

Не хитрю на жизенных виражах...
Ты не веришь, нет? Я совсем не читер.
Но как только к горлу подкатит жар
Разом всех молитв - мне кричат "Молчите!"

Я молчу. Вот видишь: я всё сама -
Ломовая лошадь с повадкой бычьей.
Но за что так быстро стареет мать?
Почему у смертных один обычай:

Потерять, что дорого, и самим
Обвинить себя в том, что Ты назначил?
Ты сказал: "Я вам отдаю весь мир
Вместе с парой-тройкой своих заначек

Счастья, даром каждому на земле!"
Вот и рыщем, хмуро понурив плечи.
Кто Тебя зовёт, кто погряз во зле -
Никому из этих не станет легче.

Я стараюсь верить: мне по плечу
Дикий кросс по жизни без права сдохнуть.

Господи, послушай, как я молчу,
Так, что все вокруг от молчанья глохнут.
(с)djell

@темы: в рифму

18:21 

Поднималось солнце, безлучное и большое,
И не то чтобы не было лучшего за душою,
Ты и с худшим был бы рад, говорлив, смирен,
Но зовя его, ты не слышал в тоске ответа
На песке появлялись рисунки такого цвета,
Что на счастье не увидишь в календаре.
Поднималось солнце разлучное, но разлука
Не бывает без цвета, вкуса, хотя бы звука
Пусть и горечь в ней, но и горечь имеет вес,
Не имеет его лишь плоскость, вершина, точка
Только время уходит в песок, только камень точит,
Только время ни грамма не весит в той синеве.
Но ведь это и есть то счастье, в котором страшно,
Где нельзя случиться умным, хорошим, старшим,
Где ты есть единственный, то есть наутро вставший,
То есть тот, кто ответит раньше, чем тот, другой,
Золотой рассвет скользит невесомой ширмой,
Здесь исчезла вершина, поскольку ты стал вершиной,
Самый первый, самый нежный, самый нагой.
Как сказать им, тем, кто остался, кто остается,
Как испуганное сердце под горлом бьется,
Как ты стал другим, никем для других не став.
Как шуршит клинок, с утра возвратившись в ножны,
Как скользит изумрудная ящерица в подножье,
Как уходит в песок, как служит ему, как сложен
Самый маленький
Растрескавшийся
Пьедестал.
(с)izubr

@темы: в рифму

10:32 

боже, дай себя успокоить,
дай себя приласкать,
волосы, хочешь, разглажу или завью;
мы пойдём по белым пескам
синей-синей рекой,
хочешь, пойдём на запад, а хочешь — на юг.

боже, не вспоминай о прошлом,
будущее важней,
не дрожи, не считай истёкшие дни,
я тебя никогда не брошу,
сколько бы ни минуло дней,
но кто-то может уйти отсюда, и мы из них.

боже, я не приму отказа,
нам не остаться здесь,
нас прогонит щемящая боль в груди.
а не хочешь идти песками —
так уйдём по воде.

время такое — всем пора уходить.

(с) Ассель

@темы: в рифму

10:31 

Как хорошо, когда надежды нет,
всё решено и дергаться не надо,
и Бог исчез, и дьявол носит "Прада",
и замерло движение планет.
Нигде уже не виден солнца луч,
лишь тихо дышит сквозняком и стужей
запасный выход, запертый на ключ,
заботливо оставленный снаружи.

Как хорошо, что нет пути назад,
что мир так безнадежно обесточен,
и отошел к Лопахину и прочим
благоуханный наш вишневый сад.
Они сейчас галдят да водку пьют,
спеша отметить выгодное дельце.
И что там наши боль и неуют
для счастья, поменявшего владельца...

Сегодня мы разбиты и слабы;
плохое место и плохая дата...
Но только всё равно ведут куда-то
изломанные линии судьбы.
Давай искать не будем, чья вина,
не будем думать о ветрах и стуже...

Как хорошо, что мы достигли дна.
Уже не будет ниже. Или хуже.

©Габриэль Александр

@темы: в рифму

12:21 

И когда ты впервые пытался уйти от него,
он открыл глаза и у собственной шеи увидел нож.
Он забрал его и воткнул тебе в сердце, сказал: «Ну вот,
теперь-то ты никуда от меня не уйдёшь».

А когда во второй раз хотел от него уйти
без ножа, в твоих тёмных глазах полыхала злость.
Он вернул её, и ты дёрнулся и затих,
он сказал: «Вот видишь, снова не удалось».

А когда ты в последний раз пытался уйти,
в твоём сердце не было зла, а в руках — ножа.
И тогда он нашарил рукой на твоей груди
красную кнопку, поцеловал её и нажал.

(с) Ассель

@темы: в рифму

15:57 

Они друг на друга похожи, прямо как две капли воды,
И только мама их различает,
И то, кажется, не всегда.

«Мы уедем с тобой в Амстердам»,– говорит Одна.

«Нет, лучше уедем в Париж», – Другая вдохновенно ей отвечает.

«Нет, нет, – возражает Одна, – твой Париж скучен и сер по весне,
Я вижу его в каждом кошмарном сне,
Твой Париж смотрит на меня пустыми глазами больниц,
Он пожирает меня мутным потоком лиц,
Он уводит меня от тебя по прогнившим бесконечным мостам…
Нет, нет, никакого Парижа. Лучше давай – в Амстердам».

«Но что мы там будем делать?» – Другая смеётся и морщит нос.

«Мы будем летать над крышами и играть на гармошке джаз,
Мы будем бродить по скверам и бояться холодной воды,
Я буду варить тебе кофе с утра и дарить тюльпаны, а ты…
Ты что, совсем не хочешь со мной, да?».

Другая обнимает Одну, говорит: «Знаешь, пока холода,
Давай останемся здесь, этот город не так уж и плох,
Пусть тут не всегда спокойно, и пусть тут не всегда тепло,
Но, по крайней мере, мы тут недавно, ведь даже год ещё не прошёл».

Одна улыбается, кивает Другой, отвечает: «Ну, хорошо».
(с)

@темы: в рифму

12:57 

Я.
Ниспадающая.
Ничья.
Беспрекословная, как знаменье.
Вздорная.
Волосы в три ручья.
Он — гримаска девчоночья -
Беспокойство. Недоуменье.

Я — открытая всем ветрам,
Раскаленная до озноба.
Он — ест сырники по утрам,
Ни о чем не скорбя особо.

читать дальше

Вера Полозкова

@темы: в рифму

12:56 

И мне не нужен психолог, мама.
Я это все стерплю сама.
Мы здесь просто все так устали,
Что начинаем сходить с ума.

Вместо года прошло несколько лет.
Вместо гвоздей, как по маслу входят сверла.
Я одену свой шлем и бронежилет,
Но ты умней.
Ты будешь целиться в горло.

От меня ни добра, ни толку, ни просто ужина.
Я всегда несдержанна, заторможена и простужена.
(с)

@темы: в рифму

18:19 

Старший и младший встречаются вечерами по четвергам,
Старший приносит варенье из райских яблок и вишен,
Младший заваривает крепкий чай, разливает по кружкам сам.
Рядом сидят, болтают ногами и говорят - чуть слышно.

Что они там обсуждают? Погоду на эту неделю в Москве?
Смотрят, тепло ли я одеваюсь, не слишком ли мало ем.
Может они вообще говорят о звездах, а вовсе даже не обо мне.
Может им дела нет до моих проблем.

Люди, работа, по кругу привычный бег
Солнце, морозно. Сверкает вокруг зима.
Старший следит, чтоб падала - только в снег.
Младший, чтобы вставала всегда. Сама.
(с)lazuri

@темы: в рифму

18:13 

Мы повзрослели: прошлое кажется вымыслом,
отзвуком небывалых, нездешних музык.
Из девяностых - так незаметно выросли
и поступили в вузы.

Словно закончилось теплое долгое лето, и
мир изменился, что был знаком и дорог.
Мы называем их -
прошлым десятилетием,
не замечая своих оговорок.

Нам-то куда остается? Дальше ли, выше ли,
или - к стене, на колени, пулю в затылок?
Да, девяностые. В общем, спасибо, что выжили.
Круто, что было.

(Вот я сижу - очки, и передняя парта,
портрет президента - кто тут его еще помнит?
дома - нет света, у папы снова запарка,
и отопления нет ни в одной из комнат,

вот мы едим картошку с подсолнечным маслом,
по телевизору будет про Тома и Джерри,
вот я бегу из школы - светло и ясно,
и не бывает ни горечи, ни потери).

Дверь за спиной захлопывается с силою,
вытолкнув в жизнь - холодную и сырую.
...я - диктофон небесный, я все фиксирую,
там расшифруют.

Дети двухтысячных в парке играют в карты,
из девяностых - в офис, в одежде строгой.
Что остается нам? - эти цветные кадры.
И черно-белых еще немного.
(alonso_kexano)

@темы: в рифму

15:52 

Кто там ебёт тебе, кого там ебёшь ты, кого называешь богом,
счастлив ли в этом своём нелюбимом городе, мне отсюда не видно.
Знай, в моём сердце трещина (но я называю её ожогом),
и поэтому меня вечно тянет к местам для инвалидов.
метилендиоксиметамфетамин

@темы: в рифму

15:51 

в сентябре все тетради, полные корявым почерком,
отправляются в посмертие для подобных тетрадей.
я могла бы хранить их, или отправить кому-нибудь почтою,
но чего ради?
если с приближением холодов я нежданно впаду в кому, ты
не волнуйся, весной оттаю. и вот что еще о главном:
я по-прежнему здесь, в этой крошечной комнате,
забитой стихами и старым хламом,
прорастаю и в дом, и в город усердно (усердно ли?).
по губам - трещинки, по углам - черные дыры.
если что-то страшное за спиной отразится в зеркале,
позабуду об этом.
я отчаянно и настырно
люблю - и, боже, любовь моя громадная, широченная,
вплоть до космоса, даже больше - меня за собой уносит.
протяни ладонь, погладь реку вдоль течения.

нам обещают холодную осень,
обещают разбить часы, чтобы время текло свободнее,
обещают, что листья будут все-таки золотыми.
копию меня, конечно, можно бы обменять на подлинник -
в нем на сорок процентов больше воды и дыма,
но чего ради?
...листья пока что даже не медные,
нет мелодии, кроме песни, текущей за мною следом,
небо на стекла капает - лениво и очень медленно.
ты не слушай меня.
я просто мерзну, прощаясь с летом.
Леди Лайяв сентябре все тетради, полные корявым почерком,
отправляются в посмертие для подобных тетрадей.
я могла бы хранить их, или отправить кому-нибудь почтою,
но чего ради?
если с приближением холодов я нежданно впаду в кому, ты
не волнуйся, весной оттаю. и вот что еще о главном:
я по-прежнему здесь, в этой крошечной комнате,
забитой стихами и старым хламом,
прорастаю и в дом, и в город усердно (усердно ли?).
по губам - трещинки, по углам - черные дыры.
если что-то страшное за спиной отразится в зеркале,
позабуду об этом.
я отчаянно и настырно
люблю - и, боже, любовь моя громадная, широченная,
вплоть до космоса, даже больше - меня за собой уносит.
протяни ладонь, погладь реку вдоль течения.

нам обещают холодную осень,
обещают разбить часы, чтобы время текло свободнее,
обещают, что листья будут все-таки золотыми.
копию меня, конечно, можно бы обменять на подлинник -
в нем на сорок процентов больше воды и дыма,
но чего ради?
...листья пока что даже не медные,
нет мелодии, кроме песни, текущей за мною следом,
небо на стекла капает - лениво и очень медленно.
ты не слушай меня.
я просто мерзну, прощаясь с летом.
Леди Лайя

@темы: в рифму

15:39 

одинокий центурион

секунда-минута-день. и время течет, течет...
в недвижимой темноте я молча веду отсчет.
а там, за спиной в броне - холодный резной гранит.
в буране - в огне - в войне - я буду тебя хранить.

***

все очень просто, старо, как вечность, банальная получилась драма.
есть ты, умеющая поверить и помнить - наперекор, упрямо,
есть он, по имени - не зовется, а по карманам его - планеты;
блистательный, сумасшедший, звездный.
я тоже есть. только с краю где-то.
я просто очень тебя люблю, но я лишь в тени его неизбежно.
с ним - не сравниться, не переплюнуть, мои попытки - смешны, конечно,
всегда сажусь неизменно в лужу. совсем не к месту. и мысли лезут:
раз он тебя защищает лучше - зачем я нужен? я бесполезен.
а страхи вдруг обернулись снами, и ты вот в этих кошмарных мыслях
с кристальной четкостью осознала, что без меня все теряет смысл.
такого мира не пожелала, меня отчаянно выбирая...
но персонажи второго плана обычно первыми умирают.
все понимали, что так и будет, всё завершится моим провалом.
я стерт с изнанки вселенной, будто меня вообще не существовало,
мир без меня остается полным, и память стерта - а как иначе.
но если ты обо мне не помнишь, то почему, почему ты плачешь?

а финиш близок, и смерть с усмешкой к тебе - мои - протянула руки,
и ты укрыта, застыла - между, в пустой тюрьме, в бесконечном круге.
и нужно время - опасность сгинет, когда-нибудь ты залечишь раны.
...но разве можно тебя покинуть - одну, без помощи, без охраны?
а если станет небезопасно? а вдруг тебе будет страшно ночью?
я - не всесильный герой из сказки.
но я люблю тебя. просто. очень.

***

секунда-минута-день. я верю, что смысл есть,
я знаю, за толщей стен ты чувствуешь, что я здесь.
я рядом с тобой, всегда. спи крепко - я защищу.
а ждать... да недолго ждать.
две тысячи лет.
чуть-чуть.
Леди Лайя

@темы: в рифму

15:38 

У любви нет срока, предела, нормы.
Джинни любит Майкла, Нью-Йорк, попкорн.
Майкл любит Джинни давно, покорно,
обнимает её в метро.

В Петербурге дышат Иван и Варя
им смешно, когда называют «парой»
их, детей с любовным внутри пожаром.
Они любят впрок.

В моём городе любит каждый первый.
Матисс любит Элину недолго, нервно,
Эдгар любит Антона, Катрина – Веру.
Как всегда взаимно.

У любви нет края, семьи и рода.
У того, кто любит, её природа -
Мы ублюдки, бастарды и уроды.
Мы невинны.
метилендиоксиметамфетамин

@темы: в рифму

15:26 

сны мои непришедшие, сбившиеся с пути
медленно умирают в трещинах между плит
сердце мое второе пригрелось в чужой груди
только я все равно чувствую, как оно там болит
пятна плывут в глазах, солнце сверкает до тошноты
этот апрель - глубокий саднящий порез, воспаленный нерв
морщась, сжигаю строчки - чтоб без остатка, в золу и дым
имя твое лежит среди пепла
даже не почернев
Леди Лайя

@темы: в рифму

15:24 

соседка по лестничной клетке считает ее немой: она постоянно таскает с собой блокнот,
в котором пишет крупными буквами: "здравствуйте", если идет домой,
а дома ее натурально никто не ждет.
соседка по лестничной клетке думает бог весть что, когда бьет полночь, на всех часах огнями цветут нули -
она спускается вниз по лестнице в старом своем пальто
с таким лицом, что где-то в груди болит.
соседка по лестничной клетке не знает ее имен, не знает, откуда она взялась и куда идет.
крапива? а ты представляй ее нежной, как самый тончайший лён,
пряди и не бойся, что руки тебе сожжет.
она возвращается с кладбища с целой охапкой трав, топчет крапиву в ванной, треплет, прядет, молчит.
брат звонит из Америки, там у них вечер, здесь - три часа утра.
телефон ей опять приходится отключить.
их ровно одиннадцать братьев, и каждый нашел свое: делец, журналист, охранник банка, мелкий квартирный вор,
и только она в проклятом безмолвии шьет им рубахи, шьет,
и боль так кипит, что даже течет из пор.
о если б ей можно было сказать хоть десяток слов: "давно ли ты, брат мой, мечтал и летал во сне?"
где крылья твои, господин и брат мой, какими ветрами их унесло?
где крылья твои, что были белы, как снег?
Элиза не чувствует боли, вернее, изрядно привыкла к ней. она дошивает последнюю робу, заказывает билет,
надеясь на то лишь, что гадкие лебеди прячут внутри людей
и отгоняя злое "а если нет...",

выходит на лестницу, пишет "прощайте" и зажигает свет.

(с) МКБ-10

@темы: в рифму

15:21 

Подавившись словами,
Задыхаешься, будто в груди не хватает воздуха, в теле - спирта.
Новый день начинаешь дрянным растворимым кофе и чаем спитым,
В полутьме спотыкаешься, отвечаешь на "Что там с тобой?" - "Да спи ты",
Сдавленно плачешь в ванной.

(с) Rowana

@темы: в рифму

15:07 

изначально было понятно, что смысла нету -
ты космический ураган, ты почти планета,
даже больше, ярче, да что мне, не ясно разве -
пуп вселенной, буря во времени и пространстве.
я - смешной человечек, крошечная песчинка,
и тебе со мною - конечно же, не по чину...
но одно я знаю, и ты это знаешь тоже.
у любой планеты должен быть спутник.
должен.
Леди Лайя

@темы: в рифму

14:56 

а кто-то не может на белое наглазеться.
но мне останется, прозрачную кожу сбросив,
пульсировать жарко горящей планетой-сердцем,
пытаться продраться сквозь проволоку мороза.
а мир в предвкушении нового акта замер,
я рву оболочку. ну, что ты еще готовишь?
я буду чудовищем с треснутыми глазами
самым обожающим из чудовищ
Леди Лайя

@темы: в рифму

14:44 

это не ночь, хорошая, просто в глазах темно.
это не кровь, хорошая, кто-то разлил вино,
заболи у собачки, у кошки, у моей девочки не боли,
это всего лишь уколотый пальчик,
господи, кто теперь у тебя внутри?
только не бойся, отдай мне веретено.
только ни слова не говори.

это такая ночь, продралась сквозь шиповник, дрожит и плачет,
только не бойся, девочка, ручки под одеяло спрячь,
маленькие, хорошие, две умещались в моей одной,
как меня жжет этой нежностью, девочка, как я давлюсь виной,
как я боюсь закричать, господи, как мне быть,
маленькая моя, как теперь мне тебя любить,
выпавшую из младенчества - сиротской моей любовью?
я бы разбила лед, а не будет тепла и крови,
будет больная черная полынья.
кто ты теперь, маленькая моя?

лучше лежи, я тебя обниму, согрею,
я принесу тебе дикую розу и певчую канарейку,
буду в макушку тебя целовать украдкой,
будет мне больно, будет тепло и сладко.
лучше совсем умри,
только ни слова не говори.

(с) _raido

@темы: в рифму

Чужие мысли

главная