Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в рифму (список заголовков)
21:45 

10.01.2007 в 19:04
Пишет Self under Siege:

переигрывая
после воздуха как и после бога

остается бродский и это много

URL записи

@темы: в рифму

21:42 

теперь
я все больше курю
чем говорю
вливаю в себя
по два-три виски ежевечерне
а уровень жизни в крови
по-прежнему равен нулю
и я никого не жду,
не терплю, не люблю
не помню в лицо
и не прошу прощенья
море
(c) Превзойти Всех

@темы: в рифму

00:24 

Мы уставшие дети города и асфальта, мы давно оборвали с природой любые связи. Невдомек, как форели на нересте крутят сальто; или как отличают орешника лист от вяза, и в котором часу муравьи закрывают двери, что там кречет на скалах кричит себе без умолку; мы не знаем (не помним?) как трутся носами звери, как о тайной тропе волк расскажет другому волку, как сигналит сове сова про мышей, заухав... Мы же дети асфальта, природа нам не знакома, мы увидим ее на рабочих столах нетбуков, или ночью в усталом сне, что похож на кому. Мы не вносим природу в наш статус и "интересы". Да гори все огнем, лишь бы был интернет быстрее... Нас не трогает в море грязь или рубка леса; запах меда на травах июля давно не греет. Мы в коробках живем и питаемся, чем придется. Мы давно не природа, мы смесь сволочей и свалок.

Но скажи, отчего на закате так сердце рвется, когда алое солнце отсвечивает на скалах?
Почему так приятно в разломе меж плит бетонных неожиданно встретить головку чертополоха?
Почему вызывают улыбку цветов бутоны, и приходят коты на руки, когда нам плохо?

И порою мне снится – в тумане, как будто в вате, слышу тихую песню, мелодия мне знакома...
И тогда среди ночи я резко сажусь в кровати, и накинув ветровку, один выхожу из дома.
Вспомнив что-то забытое я в электричке еду, после долго иду, звукам ветра в ушах внимая.
И в высокой траве, улыбаясь, снимаю кеды. И земля говорит.
И я, кажется, понимаю.

© Kladbische

@темы: в рифму

00:55 

Стая в небо бежит – то ли явь, то ли просто снится,
Капли крови на морде закрасили шкуру ало...
Волчий след на снегу – свежим росчерком на странице:
Твоя книга еще не дописана до финала.

Нужно просто бежать, а сдаваться... пожалуй, рано.
Иногда даже холод спасает, ты знаешь это?
На морозе хотя бы не так кровоточит рана.
За морозом всегда наступает тепло и лето...

А на небе заснеженном – серая бездна только.
Но над ней выше солнце: горит себе, не сгорая.
Если хочешь взлететь, то дорогу узнай у волка.

Потому что лишь волки ведают путь до рая.

© Kladbische

@темы: в рифму

00:55 

Ты не-такой. Ущербный.
Увы. Облом.
Значит, тебе сюда, дорогуша.
Хай!
Дом тебя встретит острым своим углом:
Всё, заходи. Прикуривай. Выдыхай.
Спросят тебя – ответь,
если бьют – не ной.
Голову в холоде, бритву –
в руке держи.
Лес в коридоре
черной пророс стеной,
В стенах тайник,
а в тайнике – ножи.
Плющ зарастил заброшенный кабинет,
Кровь залила заброшенный туалет…
Времени нет. Времени – правда – нет.
Как ты не понял, парень, за столько лет?
Жри штукатурку, вой на луну, кури.
Вслух о мечте заветной не говори.
Спросят – ответь.
Вызывают – иди на бой.
А победишь – оставайся самим собой.
Стены орут, покрываются окна льдом,
Мы так играем – сколько веков подряд?

Я рассказал бы тебе, что такое Дом.
Только словами про это не говорят.

© Kladbische

@темы: в рифму

00:55 

Солнце не движется ни на йоту,
Нету во фляге давно воды…
Джонни уходит тропой койота,
Пыль заметает его следы.
Чьи-то скелеты, куски растений,
Пепел, труха…
Джонни держит шаг.
Там, за долиною смертной тени,
Будет спокойна его душа:
Места на свете не сыщешь круче!
Джонни без страха идет.
Но всё ж,
В правой ладони – на всякий случай –
Держит уверенно острый нож.

Съедены губы, прикрыты веки,
Кольт на боку. Ни души окрест.
«Не убояться мне зла вовеки!»…
В левой ладони он держит крест,
Он не боится: вовек отныне,
Беса ли, демона – никого.

Джонни идет. И во всей долине
Твари не сыщешь страшней его.

© Kladbische

@темы: в рифму

00:54 

В чаще сырой, меж высоких чернеющих сосен,
В диком лесу, первозданном, зловещем, глухом
Двери открою в последнюю самую осень,
В место, где кельтские сумерки стелятся мхом.
Падают алые яблоки в темные воды,
Стылый закат, будто отблеск пожара, бордов…

Осенью – самое страшное чувство свободы,
С запахом жженой листвы и чужих городов.
(с)kladbische

@темы: в рифму

14:29 

Раскрываешь себя, как ладонь, протягиваешь - держи.
Гром ворочается над степью, как старый волк.
Ты сидишь над огромной пропастью,
затерянная во ржи.
Если кто с тобой говорил - то давно умолк.

Эта осень жмет на тебе в плечах,
сдавливает в груди,
это не с кем говорить - молчат и ангелы, и демоны, и валькирии,
Внутренняя Монголия заключает последнее перемирие
с внутренней Атлантидой;
не стой в дверях - проходи.

Этот город, приросший, казалось, к коже - не отодрать,
вдруг становится в одночасье чужеклеточным,
раковым,
роковым.
Отворяет грязные дворы,
осенние канавы,
глубокие рвы.
Не возвращайся в знакомую комнату, не ложись в кровать,
вино прокисло твое, хлеба у тебя черствы.

Мы, что не знаем имени для того, что у нас внутри,
что не дает покоя, гонит вперед, горит,
мы, не знающие родины, -
мы никогда не умрем.
Я ловлю чужих детей над пропастью - день за днем,
заходящее солнце светится янтарем.
Так иди, раскрывая себя ладонью, протягивай - ветреным сентябрем,
и однажды прилипшая осень лопнет у тебя на плечах -
оставайся наг.
(alonso_kexano)

@темы: в рифму

14:15 

Если тебе пять лет,
то понятно, что можно, а что не надо:
не ходи далеко одна, не ешь немытого винограда,
мир играет по понятным правилам,
свирель попадает в ноты.
Если ушибла ногу, то можно реветь до икоты,
мама придет, утешит, подует,
у кошки боли, у собаки боли, а у Анечки даже не вздумай,
у мамы теплые губы. немножечко щиплет йод.
Это законы мира.
И все пройдет.

Если тебе двенадцать,
то острижены волосы, руки тонки,
можно бегать целыми днями, исследуя подворотни,
мир с тобою опять в ладу: у него есть сотни
новых дорог для тебя - какая сегодня?
на велосипеде - по песку или по щебенке,
дома пахнет каша на молоке,
заоконный вечер так огромен и так просторен,
и не море для корабля, а корабль для моря,
то есть, море вообще ни с кем,
и от этого можно плакать - ну, просто плакать,
так бывает, когда болит душевная мякоть,
а потом - поднимаешься радостный,
налегке.

Если двадцать - то это сложнее,
и это чуть о другом.
Начинается про любовь - непонятно, впрочем, о ком.
Только все еще можно плакать - самозабвенно,
и лицом, и губами, и животом,
мир еще играет по правилам,
прозрачен до последней строки,
листьями узор по асфальту вышит.
твой любимый мальчик тебя услышит,
вы поймете, какие были вы дураки.
Ты посмотришь в окно - а осенний ливень уже прошел,
и финал в итоге будет счастливым, все закончится хорошо.

Но однажды что-то сдвигается,
какая-то плита ближе к центру Земли,
всем приходится изменяться - видимо, чтобы выжить.
время близится к тридцати, минуты прошли,
все на свете двери становятся ниже.
И тогда-то в тебя прилетает под левое шестое ребро
раскаленное серебро.
И выдергиваешь, и дальше идешь, покачнувшись немного,
не выходит плакать - все внимание на дорогу,
даже если хочется крикнуть - получается лишь молчать.

Только где-то в мире получше, где тебе двадцать лет,
где тебе двенадцать, где пять,
плачут девочки, которые ты,
плачут за тебя, по тебе.

Ты выходишь в ночь покурить.
Льется дождь с небес.
(с)alonso_kexano

@темы: в рифму

14:15 

....нам с тобою опять нереально свезло:
просыпаться в любых городах с ощущением покоя,
с ощущением, что где-то упрямо глядится в стекло
твой двойник-отражение. мы знаем, что это такое,
когда где-то есть свой, когда нежностью горло дерет,
как люголем. и хлещет любовища, сердце куроча
бесконечными спазмами. как открывается рот
в поцелуе предутреннем, сонном, как тело не хочет
ничего, а потом вдруг взрывается ярким огнем,
и пульсирует вязко, и бьется как рыба на суше -
нам с тобой повезло иногда просыпаться вдвоем,
и уже не бояться, что где-то бывает и лучше...
(с)

@темы: в рифму

14:12 

я больше не часть твоей жизни, не твой дружочек, не собеседник и просто - не.
не совпадаю, не думаю, не нужна и - что там еще бывает?
и дело не в злиться, резать руки, писать fuck you all или хуй войне,
я просто скучаю, и думаю, как мне тебя не хватает.

я больше не муза, не вдохновение, не недосягаемая высота,
не тот, за кем ты следишь с неизменным пристальным интересом,
я больше не тот, короче. точнее, я больше не та, -
и это, наверное, естественно, как все биологические процессы.

как есть, как дышать, как спать, но - я больше тебе не снюсь,
и даже письма писать вот-вот тебе перестану...
я больше не часть твоей жизни. я объясню
это себе попозже, пока же мне все так странно:

я больше не часть твоей боли, не часть твоей нежности, не твоя рука,
я больше не "эта история про случайную встречу с нею"...
я больше чем все это, слышишь? я больше. наверняка.
а впрочем, не слышишь, а я объяснить - к сожалению - не умею

© Марта Яковлева

@темы: в рифму

15:22 

Я уже взрослый, я имею право говорить серьёзно:

Если я уйду, ничего не изменится -
Да, я покину гнёзда,
Баррикады, локации, дом и место возле.
Но мне просто некому будет сказать, что после
Ничего не изменилось: не гасли звёзды,
Не стихали ветра, не обрывался голос -
Те кто пели со мной, не перекрыли дыхание.


Я боюсь рассказать, что просто
не смогу оттуда передать привет маме.
(с) Юля Стэп

@темы: в рифму

18:07 

У моей подруги
(нет, вы её не знаете, не у той)
красота редким образом сочетается с добротой
и с мечтой о таком же ласковом, верном муже -
чтоб его окружать заботой, готовить ужин,
чтобы детки, дом,
чтобы радость, мир и покой.

Только каждый её мужчина оказывается монстром,
даже если выглядит папой римским;
то злым духом, распределённым на этот остров,
то головорезом, пиратом морей карибских.

Вот он вроде бы добр, надёжен, и принц - не кто-то там,
даже рыбу не станет резать простым ножом;
через пару недель обнаруживается комната
в тёмной части замка -
с останками бывших жён.

Или - простой, крепко сбитый, статный,
кулак из жести,
не чурается крепких словец, не слабак, но и не невежа.
Только вот по утрам откуда-то - клочья шерсти,
в коридоре и на пороге - следы медвежьи.

Или, скажем, красиво ухаживает, дарит розы, танцует вальс,
кормит ужином при свечах, заводит под балдахин,
шепчет нежно и вкрадчиво "я без ума от Вас" -
и улыбка красивого рта обнажает его клыки.

..А с одним оказалась совсем беда;
в кои-то веки всё было "так",
только он исчез, растворился в воздухе без следа,
навсегда -
очевидно, серьёзный маг.

Нужно ли говорить, - я теряла покой и сон,
билась о стену лбом и сходила с ума от зависти.
- Как ты не понимаешь, в этом-то вся и соль,
в этом, видишь ли, весь и замысел.

Оборотень, и что? Ночью воду не пить с лица.
С некромантом зато не страшно бродить над бездной.
Сердцеед тебе показал бы, как разделывают сердца, -
господи, неужели не интересно?!

Я бы тоже вот так жила,
ежедневно меняя лица,
или шлялась по морю, бросив родне "привет!"

Только мои чудовища все оказываются принцами -
милыми, добрыми,
без особых примет.

(с) kaitana

@темы: в рифму

18:06 

Запах смолы,
шёпот ветра в густой траве.
Место, пока ещё не закатанное в асфальт.

Знаешь,
на самом деле я человек.
Извини, что забыла тебе сказать.

Ходишь потерянно,
путаешь верх и низ, -
чёрт бы с ним.
Может, это во мне последний живой росток.
Может, последний нежный зелёный лист
между листов железных
пробиться смог.

Пусть от меня всё это оставит треть.

Рыжая чёлка, закатанные рукава.
Плакать,
смеяться,
так на тебя смотреть.
Право живых.
Мы знаем свои права.

(с) kaitana

@темы: в рифму

18:04 

я захожу в комнату ступая по возможности по одной линии
какао плещется в чашке застывший слой его морщится как змеиная кожа
реальности вдруг начинают кружиться
я хватаюсь за спинку кровати
за локоть своего бога
и не могу понять что за книга лежит на смятой подушке открытая
борхес на секунду оборачивается бродским
(в это мгновенье форзац становится менее броским)
в междустрочиях бродского проступают мои собственные стихи
переведенные отчего-то на шведский и весьма складно

это последнее что я успеваю заметить все же обрушиваясь в темноту
какао выплескивается из чашки змеиная кожа накладывается на мою
и я обретаю редкую для млекопитающих хладнокровность

разговаривая с подругами я при случае замечаю
что перекидываться змеею ничуть не страшно
вряд ли они мне верят

(с) near_rain

@темы: в рифму

18:03 

чтоб не бояться, стоя спиной к спине,
ни мексиканских банд, ни северных льдин,
чтобы жить неважно в какой стране
в мире или войне до последних седин,
некто, поверь мне, просто необходим,
и достаточно, чтобы таких людей
в целом мире было ровно
один

(с) angels_chinese

@темы: в рифму

12:55 

Говорить бы о том, что болит, болит,
что в груди то ли лед, то ль вообще гранит,
что уже не стало ни сил, ни снов,
говорить - покуда достанет слов.

Только вот молчанию нету дна,
тишина качается, тишина,
с каждым днем - все чище, светлей, ясней...
Не мешай, я слушаю - что за ней.

(с) Rijra

@темы: в рифму

12:54 

Станет живой отравленная вода.
Слякоть пройдёт и выпадет чистый снег.
Главное,
не звони ему никогда.
Даже во сне.
Особенно
во
сне.

(с) Анна Долгарева

@темы: в рифму

12:52 

Весной она просыпается слабой, разбитой, почти больной,
Готовится петь, танцевать и плакать, тоску запивать вином,
Подниматься к солнцу, оставаться желтой пыльцой на лицах,
Одеваться в зеленое, красным краситься, веселиться,
Делая вид, что ей, как прежде, не все равно.

Летом она смеется звонко, почти взаправду, почти всерьез,
Ни о чем не думает: все, что после - беда уже не ее,
Улыбаясь, мелькает в толпе коричневыми плечами,
В полдень от солнца прячется, долго молчит о молчании,
Зная, что очень скоро осень возьмет свое.

Зимой она возвращается ласковой, нежной, но неживой.
Солнце ласкает ее лицо, солнце целует ее в живот,
Солнце ее ладони сухие гладит, не согревая.
По весне пшеница волос ее заново созревает
И шумит под тяжелой утренней синевой.

(с) Rowana

@темы: в рифму

12:26 

29.04.2012 в 12:00
Пишет Вовсе не странная:

Свиться струйкой водопроводной –
Двинуть к морю до холодов.
Я хочу быть такой свободной,
Чтобы не оставлять следов.

Наблюдая, как чем-то броским
Мажет выпуклый глаз заря,
Я хочу быть немного Бродским –
Ни единого слова зря.
- В.П.



URL записи

@темы: в рифму

Чужие мысли

главная