Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в рифму (список заголовков)
13:53 

Твои ночные аэропорты, такси, гостиницы, визави. В них бьются тексты другого сорта, захочешь выпустить – позови. Сюжет известен, портрет фактурен, удар – и слово летит из рук. Играет вальс на клавиатуре твой обезумевший демиург. Вы так отчаянно непохожи, что снятся общие миражи. Когда бумага – вторая кожа, литература – вторая жизнь. Пожить бы первой: багаж, билеты, зал ожидания, голоса, но в январе проступает лето и жадно требует рассказать. И отдаешься беспрекословно, выходишь в космос - подайте трап. Какая ветреность, право слово, сидеть над музыкой до утра. Как опрометчиво и опасно, неосторожно - неровен час…

Есть здравый смысл, но разве разум заставит творчество замолчать?

(Кот Басё)

@темы: в рифму

13:52 

Видишь мох на камне, и дерево под ногой, видишь сквозь людей и мимо летящей пули. Это кто-то мудрый сделал тебя другой, чтоб тебя не узнали, не выпили, не вернули. Походи с мечом и с колоколом в груди, научись бесшумной быть и не ждать удачи. Выбирай из тех, кто долго идет один, потому что они не смогут уже иначе. Не даруй напрасно пламени и воды – кто достоин, сам найдет для себя спасенье. Обрети себя, учись заметать следы, будь всегда ни с кем, когда говоришь со всеми. Овен сменит рыб, проснется в земле трава, что искала во тьме, весной, наконец, обрящешь.
И пойдешь на север.

И разделится мир на два.

Ты не будешь знать, какой из них настоящий.

(Кот Басё)

@темы: в рифму

19:29 

- застывает копоть на дне бутылки, взмах руки надежен как скрежет вилки, я стою, вокруг мельтешат затылки, я не знаю, куда идти.
пострадавший тянет свои носилки -

подойдет, успейте поставить ссылки, кто опять забыл на столе пастилки, выпуск сделаем к девяти.

успокойся, это всего лишь фото, никакой войны, никакой блевоты, никакой тебя, так, чужие боты и прилипшее тук-тук-тук.

продышалась, в девять готовый выпуск, сколько длилось в этот раз, сколько длилось, пусть поест, вот сэндвич, да сдвиньте фикус, он без лука, ты любишь лук?

- и винтовка, вбитая под ключицу -
ничего с тобой не могло случиться.

нордическая.

@темы: в рифму

19:14 

"Смерть придет, у нее будут твои глаза".

Женщина стоит на балконе, развешивает бельё. У степного ветра ледяные ладони, он рвёт лепестки во дворе моём. И лепестки, кремовые и белые, яблоневые и абрикосовые, сбиваются в стаи, избавляясь от тела, летят, бесконечно розовые в лучах восходящего солнца, летят на восток и на запад,
на юг и на север, и по всей по земле несётся
их исчезающе нежный запах.

Женщина стоит на балконе, ветер рвет бельё у неё из рук. Скоро он станет спокойней, кончится линия, закроется круг. Я стану маленькая, меня позовут домой.
У смерти моей будут руки твои, и взгляд будет твой.

Пахнет невидимыми яблоневыми лепестками. Пахнет водой, бьющейся на причале. Смерть будет качать меня твоими руками, мне очень нужно, чтобы меня качали. Потому что я совсем не герой, ну какой из меня герой. Потому что я ребенок, и кот, и камушек твой ручной.

Женщина стоит в лучах тишины. Лепестки летят на четыре все сторонЫ, рассказать, что никто не хочет войны. На все на четыре стОроны, над степными просторами. Истончившиеся до запаха лепестки; их качает ветер и песенку им поёт,
безымянны они, невидимы и легки,
никогда не кончится их полёт.

© Лемерт /Анна Долгарева/

@темы: в рифму

19:13 

мальчик приходит домой, расшнуровывает ботинки,
старенькое пальтишко вешает на крючок,
бережно вынимает из рюкзака свой альбом с картинками,
радостно убеждаясь — ни капельки не промок!
ставит на плитку чайник со ржавым носиком,
из холодильника сыр достает, колбасу, батон,
шепчет себе: вот я и взрослый...ну ладно — взросленький...
кошка выходит из комнаты, трется о стул хвостом.
мальчик сидит у окна и глядит: вечереет, синь,
тихий снег, дворник курит, ребята бегут куда-то...
что-то тянет внутри: вечереет, а он у окна один,
и часы угрожающе движутся стрелками циферблата.
читать дальше

(с) Катя Цойлик

@темы: в душу, в рифму

19:10 

Он приходит ко мне под вечер который год.

Вот сегодня сидит у стенки на ветхом стуле, говорит:"Не поверишь - старший сорвал джекпот в городской лотерее. Город гудит как улей, все на первых страницах - фото его, статья, постоянные шутки "на шоколад потратит".
Он подходит ко мне, садится на край кровати и беззвучно рыдает, пряча усталый взгляд. Опустевший, тяжелый, мутный, как то стекло на подвальных окошках (все забывал помыть их...). У него седина - виски в серебристых нитях - и глубокая складка перечеркнула лоб.

Говорит:"Извини, что часто теперь один, ребятишки боятся - запах больницы давит. Мы в порядке. Лишь младший локоть разбил о гравий, у меня иногда покалывает в груди".
Я пытаюсь коснуться нежно его, обнять, но ладони проходят через его ладони. И закатное солнце, выкрасив подоконник, погребальным костром проходит насквозь меня.

Он целует в запястье, пальцы до боли сжав.
Аппарат замолкает. И непривычно тихо. Он встает и, шатаясь, слепо идет на выход.
На экране прямая линия как межа.

...Я прощаюсь под утро с каждым, от слез дрожа.
И шагаю в рассвет, пролитый по этажам.


\Амарант\

@темы: в душу, в рифму

19:08 

Тот просил не делать меня чудес, и я понял — я, наконец-то, здесь, я нашел — вернулся — в свой старый Дом; только память выжжена об одном, только что-то больно горит огнём, не давая мне забывать о нём.

* * *

Это был пропахший весной июль, я был пуст — я был абсолютный нуль, отдающий всё для восьми друзей.

А их было, как оказалось, семь.

Там был Сфинкс, что мне не давал упасть, и Шакал весёлую скалил пасть, и Слепой, и сколько ещё других — среди них я был невесом и тих, и они забрали мой страх и боль — и тогда я стал вдруг самим собой. И дарил взамен я им тень чудес — незаметно, ночью, чуть-чуть, в обрез, это было меньше, чем ничего.

Но восьмого не подвело чутьё.

Он узнал. Сказал: «Я ведь чую, Мак, черт возьми, ведь я не такой дурак».

И он вскрыл меня, раскроил мне грудь, наизнанку вывернув мою суть;

он хотел меня посадить на цепь.

И смотреть.
Смотреть.

Смотреть.

Я не помню, как, и не помню, кто, только мир наполнили вой волков, я летел сквозь время и сквозь дома, только вот дорога была одна, и на ней лежал чёрно-серый мех.

И тогда совершил я грех.

* * *

В моей стае нет никаких чудес — кроме тех, что дарит с Изнанки Лес. Я живу, как прежде, не для себя, я пустой — и это моя судьба. Я пустой, но счастье ушло, как миг.

Тени Дома смотрят, но я привык.

Призрак Волка скалит и скалит клык.

Он почти что меня настиг.

airheart

@темы: в рифму

19:06 

Он говорит ей.
Голос его слаб.
Он говорит, бей.
Он говорит, штаб
вырезан. Все - во тьму,
тихую, как иприт.

Она говорит ему,
И голос ее горит:

Мы переждем век.
Переживем всех.
Переживем мор.
Переживем глад.

Снег от крови пег.
И никаких вех,
и никакой герб,
и никакой флаг

нам не дадут встать,
нам не дадут лечь,
нам не дадут стать,
нам не дадут встреч.

Да, никакой безумец
да, никакой герб,
и никакой трезубец,
и никакой серп.

Во всем этом гребаном вое
на фоне сплошной тьмы,
что могут сказать двое?!

Он говорит:

"Мы".

\Арчет\

@темы: в душу, в рифму

18:30 

у пера твоего, глупышка, нет ни голоса, ни души.
ты однажды напишешь книжку, чтобы сердцем её прошить,
чтобы, может, забыть кого-то, написать, что года - вода,
чтобы спрятать за переплётом океаны и города.
у поэмы твоей, родная, нет возвышенной красоты.
этой тайны никто не знает, но за строками бьёшься ты:
как за прутьями прочной клетки, изведясь от глубоких ран.
только ты не сдавайся, детка.
не бросай своего пера.

высекай на бетонных стенах всё, что режется изнутри.
так приходит пора Вселенных целиком из тоски и рифм,
так безумцам даются крылья, за которыми сто лихих
килограммов дорожной пыли, перемолотых на стихи;
так однажды, совсем не кстати, отодвинув бумаг завал,
твою руку возьмёт Читатель, возлюбивший твои слова.
неожиданный, посторонний, вдруг увидевший, словно явь,
солнце в чаше твоих ладоней.

здравствуй, милая.
это я.

\Айри\

@темы: в рифму

10:34 

было бы, было бы, было бы хорошо,
был бы нам лес с открытой его душой,
кралось бы солнце в траве золотой лисой,
было бы всё, о чём мы смотрели сон.
был бы ты счастьем в узоре резной листвы,
были бы настоящими только мы,
бил бы внутри камней наш безумный пульс,
произнесли бы заветное "не вернусь",
и возвратиться б, конечно же, не смогли,
в землю врастая корнями лесной любви.

если бы поезд тогда без меня ушёл –
было бы,
было бы,
было бы хорошо.

(с) Кирияра

@темы: в рифму

10:33 

Господь мой Боже, дающий силы, моя поддержка душевных битв - я очень скуп на свои "спасибо" и никогда не читал молитв, когда легко - закрываю двери, и открываю, когда трудней - но никогда так в тебя не верил, как в эти все девяносто дней.

Да, это лучшее твое лето, твой лучший маленький жаркий год; когда в июне пришли ответы и перекрыли весь кислород, ты думал, всё, оклематься нечем, и ты прострелен, сожжён, убит...
Но вот смотри, как прекрасен вечер, и в венах бьется твой личный бит. А так боялся, что бросишь вёсла, и не отыщешь своей души...Не знаю, стал ли ты, парень, взрослым, но точно вырос и стал большим.
Запомни горы, дворы, прогулки, гитары, пение налегке, запомни крик парохода гулкий, родных драконов в Геленджике, каким счастливым ты был, и полным, и новый мир где-то у виска...
Чтоб если вдруг возвратится полночь, ты снова смог это отыскать.

(Джек-с-Фонарем)

@темы: в рифму, в душу

10:33 

На самом деле,
бог нас оставил всех,
в каждом селе и городе;
этот век
объявлен отпуском бога,
и черный снег
замел в феврале поля и покровы рек.
читать дальше

© Лемерт /Анна Долгарева/

@темы: в рифму

10:32 

Говорил, что нет на земле подобных, прижимал теснее, целуя в лоб. Чешуя будь шерстью, вставала б дыбом.

Не огнем то было, а горьким дымом, не любовью было, а жадной страстью, за нее пророчили мне пропасть, обратившись пеной холодной, скользкой. Наигрался: смотрит, но больше вскользь, и любовь горой: ни взойти, ни сдвинуть.

По ножам ходила - вонзились в спину.

© honey_violence

@темы: в рифму

09:23 

Пока я держу удар, тяну сигарету, курю взатяг -
проси за меня у Святого Мартина, хранителя всех бродяг.
Молись обо мне Непорочной Деве, сожги за меня свечу.
Я сам не умею. Вообще не в теме, сам я только молчу.
Ведь я же не верю - ни в сон, ни в чох, ни утренний птичий грай.

Я обнимаю твое плечо.

И я не увижу рай, - но губы твои создадут слова, латынь полетит, звеня, взовьются стяги и покрова немеркнущего огня, и, - пусть не найти на меня креста, - пройду по всему кругу. И если я встречу в пути Христа, - он мне подаст руку.

Так будет, я знаю, и это просто, и это совсем немного.
Читай за меня этот Pater Noster, пока я ищу дорогу,
пока я гадаю по старой карте, на пальце кручу медяк...

Проси за меня у святого Мартина, защитника всех бродяг.

Арчет

@темы: в рифму

09:22 

Слишком долго, вожак мой, тянется эта буря,
слишком тесно порой и холодно в этой шкуре,
возвращайся, тебя без устали ищут братья,
купол севера стал пустынен,
как нас утратил.

читать дальше

Айри

@темы: в рифму

11:40 

в твоих глазах отражается и искрится
горькое небо Аустерлица.
поражений больше чем побед втрое,
мелкий бес под ребром ноет:
"не сражайся, песок под тобой зыбок -
мелкая пешка, слетишь с доски".
читать дальше

ананасова

@темы: в рифму

20:14 

"that the cracks in your smile are beginning to show"
archive

отказ

читать дальше

(с) Сидхётт

@темы: в рифму

20:13 

Пока болело, было намного проще.
Гляди, говорили, прямо, дыши глубже,
Какая, помилуй, буря тебя полощет -
Все бури позже, ты по колено в луже.

Пока бинтовали поверх рукава, пели,
Глубины мерили, вытянув ногу босу,
Всё было понятно. Было на самом деле.
Сейчас разбери, как задавать вопросы,

Кому предъявлять улики, совать медали?
Луна покатилась копейкой, упала навзничь:
Простая участь - нет никакой тайны.
Спонтанные приступы, ты это сам знаешь.

И бег по кругу держит в кармане фигу,
Не то, что попытка глянуть в рукав к богу.
Закончив драку, мы подбирали книгу,
Несли убирать тоску на пустую полку.

И если мы встретим друг друга холодным полднем,
Сжимая спираль жизни до дрожи в пальцах,
Я буду глядеть прямо, дышать ровно.

Бояться волков нужно, пока больно.
Теперь-то чего бояться.

(крис аивер)

@темы: в душу, в рифму

20:13 

если полюбит тебя ястребиный бог,
дикий, с горячим ветром из-под крыла,
девочка, ты сама себе злобный рок,
книга судьбы и формулы между строк -
сможешь ли всё, что ранее не смогла?

выпрямись под громадой своих небес,
слабости плеч и кистей не верь,
не верь;
всякий из тех, кто в небе твоём исчез,
горечь твоя и сила твоя теперь,
девочка, ты сама себе лютый зверь,
лунная ночь и тёмный ужасный лес.

милая, тяжесть стали и пыль дорог,
памяти груз не вынести на плече.
если полюбит тебя ястребиный бог
в час, когда мир шарахнется из-под ног -
ты не стремись узнать у него, зачем.

быть не смогла прекраснее - будь сильней,
пусть эта ноша так тяжела не зря.
если однажды ты упадёшь под ней,
слова, когда-то данного, не теряй:

ночь пролетит, прольётся на мир заря,
дикий твой бог найдёт тебя меж камней.

(с) Айри

@темы: в рифму

20:11 

никто не успеет ни дёрнуть шнур, ни выдавить с силой стекло.
всем опоздавшим на этот поезд немерено повезло.
в этом аду всего два пассажира считают до десяти.
девять – они на вершине мира.
восемь – они в пути –
взявшись за руки, до поворота – можно поцеловать?
он взволнован. она не против.
семь. шесть. пять.
он впервые в её квартире. она говорит – замри.
они раздеваются – это четыре.
и одеваются – три.
двадцать месяцев длится лето, кругом идёт голова.
потом становится меньше света.
осень, и это – два.
она считает мелочи важными, он с ней всё чаще строг,
чёрная кошка бежит по каждой из тысячи их дорог,
он разбивает зеркало в ванной, она рассыпает соль.
один – им хочется выть и плакать.
потом не хочется.
ноль.
горит обшивка, стучат колёса, дым горчит как полынь.
ему – хоть в пекло из этой осени. ей – хоть в петлю.
аминь.

(с) Оксана Велит

@темы: в рифму

Чужие мысли

главная